Новости раздела

В Казань привезли уникальную технологию — провели первую криобиопсию легкого

В Казань привезли уникальную технологию — провели первую криобиопсию легкого
Фото: Максим Платонов

В Казани провели первую криобиопсию легкого. Значимость этого события для республики трудно переоценить. Как только наши врачи освоят уникальную технологию, татарстанцам больше не придется ехать за ней в Москву. Кроме того в отличие от стандартной биопсии в данном случае оперативное вмешательство не требуется, что, конечно, заметно облегчит процедуру. Новым опытом медики делятся в рамках открывшегося в столице Татарстана X Российско-Европейско-Азиатского образовательного симпозиума по торакальной хирургии им. академика Михаила Перельмана. Это первый большой медицинский оффлайн-форум с начала пандемии коронавируса. Подробнее — в материале «Реального времени».

Биопсия легкого без хирургии в Казани

После долгого «ковидного» перерыва возобновились встречи и обмен опытом врачей из разных городов страны и мира. В Казани открылся X Российско-Европейско-Азиатский образовательный симпозиум по торакальной хирургии им. академика Михаила Перельмана. Эта Школа проводится также в Санкт-Петербурге и Краснодаре, а в татарстанской столице проходит уже в 10-й раз.

Семинары и мастер-классы на базе РКБ собрали более 150 торакальных хирургов со всей России и зарубежья, правда, из-за эпидемиологических ограничений — не в тех масштабах, как планировали изначально. Большинство участников, особенно иностранных, слушают лекции и наблюдают за операциями дистанционно.

В Казани накануне провели уникальную процедуру криобиопсии легкого, с минимальным вмешательством, без операции. Телекамеры в операционной не смущали заведующего отделением эндоскопии, пульмонолога Центрального научно-исследовательского института туберкулеза Илью Сивокозова. Готовясь к манипуляции, он уверенно командовал ассистентами, периодически отвечал на вопросы коллег из других городов страны, а также иностранных врачей, с которыми общался по-английски. Картинку из операционной наблюдали в образовательном центре РКБ и доктора, и собравшиеся студенты — будущие медики. Илья Сивокозов мастерски управлял длинной трубкой с кнопками. Он направлял устройство в глотку больного, доставал наружу кусочек ткани, затем аппарат снова опускался глубоко в органы пациента за очередной порцией материала — и так несколько раз.

Телекамеры в операционной не смущали заведующего отделением эндоскопии, пульмонолога Центрального научно-исследовательского института туберкулеза Илью Сивокозова

Раньше, чтобы провести биопсию легкого, делали операции под длительным наркозом, а за криобиопсией нужно было ехать в Москву. Илья Сивокозов внедрил более десяти новых диагностических и лечебных процедур в России и СНГ. Он рассказал, что помог казанскому пациенту получить диагноз. Получить его можно разными способами: с помощью хирургических разрезов, через проколы, с использованием роботов, щипчиков. Криобиопсия относится к малоинвазивным методам, которые можно проводить амбулаторно и почти сразу, без госпитализации, отпускать пациента домой. Это уже практикуют в Москве.

— Без получения адекватного диагноза доктор не сможет дальше пациента лечить. Соответственно обычно, когда берем биопсию, берем маленькими кусочками, маленькими щипчиками, и очень часто не хватает этого материала, для каких-то дополнительных тестов приходится повторять исследование и терять время. И, конечно, это неприятная процедура. В том случае, когда делаем криобиопсию, за раз можем взять кусочек в 8—10 раз больше, чем обычно. Этот кусочек будет очень высокого качества, и специалист, который будет его под микроскопом разглядывать, будет очень доволен, и соответственно пациенту не нужно будет возвращаться для повторной биопсии, — доступно объяснил завотделением эндоскопии московского центра.

Криобиопсия относится к малоинвазивным методам, которые можно проводить амбулаторно и почти сразу, без госпитализации, отпускать пациента домой, рассказал Сивокозов

Материал забирают с помощью холода, рассказал пульмонолог. «Вспоминаете детство, к качелям многие языком на морозе приваривались. Почему? Потому что за счет низкой температуры возникают кусочки льда, которые скрепляли наш язык с металлической поверхностью. Здесь абсолютно такой же принцип, и мы просто навариваем с помощью нашего холодового зонда, криозонда, гистологический материал и отрываем кусочек ткани, что значительно ускоряет саму процедуру и, самое главное, пациент точно получит диагноз, — уверяет Илья Сивокозов.

В Татарстане есть врачи, которые хотят научиться

По словам Сивокозова, эту технологию используют четыре-пять центров в Москве, на Урале, в Сибири, на юге страны. В Центральном НИИ туберкулеза за последние 2,5 года провели около 150 подобных манипуляций. Во время симпозиума Илья Сивокозов проведет не менее пяти подобных процедур.

— Татарстан, конечно, готов к этому. Вчера обсуждали вопросы и с руководством клиники, и с главным пульмонологом, и с главным торакальным хирургом. Главное, что есть люди, которым не все равно, врачи, которые хотят этому научиться. Вчера нас буквально забросали вопросами, когда мы обсуждали с коллегами варианты постановки диагноза. Не всегда нужно делать биопсию. Мы рационально комбинируем суперсовременные методики и классические. Нужно сначала думать, прежде, чем что-то делать. Вот в отношении «подумать хорошо» — это у Татарстана уже есть. Специалисты есть, пациентов очень много. Аппаратура определенное время еще побудет, коллеги будут иметь возможность кое-какие моменты отработать, — сказал столичный пульмонолог.

«От друзей узнала, что в Казани есть узкие специалисты, узнала и о новой методике, которой здесь обучают, поэтому приехала сюда», — сообщила Ирина Седова

А сегодня уже готовится к процедуре Ирина Седова, которая специально приехала из Ярославля. Она переболела коронавирусом. После рентгена ее направили на КТ, которая показала редкое заболевание легких саркоидоз.

— В Ярославле мне предлагали сделать биопсию по старой методике, с помощью прокола. От друзей узнала, что в Казани есть узкие специалисты, которые занимаются этим заболеванием, узнала и о новой методике, которой здесь обучают, поэтому приехала сюда, — сообщила пациентка, которая надеется в ближайшее время вернуться домой.

Ноу-хау казанских хирургов

Во время мастер-класса Ильи Сивокозова в соседней операционной казанские доктора знакомили коллег со своей технологией коррекции деформации грудной клетки. Два хирурга РКБ, главный детский травматолог Петр Андреев и завотделением Руслан Хасанов оперировали 15-летнего подростка. Профессор Андреев пояснил, что у ребенка врожденная аномальная хондродисплазия хряща и соединительной ткани с последующим нарушением костной ткани. Эта деформация приводит к уменьшению объема грудной полости, начинает сдавливать сердце и легкие, и возникают функциональные нарушения: одышка, сердцебиение. Пациентам тяжело подниматься по ступенькам. Все существующие методы консервативного лечения малоэффективны и неудобны, заметил профессор Петр Андреев.

— Методик на сегодня много, более 30, и до сих пор новые появляются. В Казани разработали свою — она малотравматичная, в то же время позволяет скорректировать все компоненты деформации и сократить сроки лечения. Никаких резекций не проводят, никаких нарушений целостности по протяженности хрящей, ребер или грудины. Проводим кортикотомию, которая позволяет более быстро сформировать реберный каркас, — рассказал главный детский травматолог.

Два хирурга РКБ, главный детский травматолог Петр Андреев и завотделением Руслан Хасанов, оперировали 15-летнего подростка

Казанские хирурги разработали вместе с инструментально-механическим заводом устройство из титана в виде гибкой пластины, запатентовали его и наладили выпуск на местном предприятии «Имплант». Пластина адаптирована к мягким тканям и не вызывает отторжения, через 8—12 месяцев после фиксации реберного каркаса пациенту проводят повторную операцию, чтобы удалить титан.

— Сама операция длится от 40 минут до полутора часов. Кровопотеря минимальная. В год проводим около 10—15 операций. В течение десятилетия прооперировали более 130 больных. Все положительные исходы. Была восстановлена функциональность респираторной и сердечно-сосудистой систем. На четвертый день пациенты уже ходят, на 7-й — 10-й день их выписывают, в отличие от других вмешательств, когда пациентам требуется длительное нахождение в больнице, до 3-4 недель. К концу 6-го месяца разрешаем заниматься плаванием и физическими нагрузками, — сообщил Петр Андреев.

«Сама операция длится от 40 минут до полутора часов. Кровопотеря минимальная. В год проводим около 10—15 операций. В течение десятилетия прооперировали более 130 больных. Все положительные исходы», — рассказал Петр Андреев

В условиях ковида нет четких правил для лечения

Лидер в торакальной службе России, профессор, член-корреспондент РАН Владимир Паршин рассказал, что весь первый день симпозиума посвящен мастер-классам, а на второй — будут доклады из Европы.

— Из Казани, Санкт-Петербурга, Кореи идут трансляции различных операций с применением самых передовых технологий по различным заболеваниям грудной клетки. Казань становится Меккой для торакальной хирургии в нашей стране. Она нас прельщает неординарностью, незашоренностью общения, приезжаем сюда, как к себе домой. И это очень полезно в обмене мнений между различными хирургами, — подчеркнул Владимир Паршин.

Медик отметил очень интересные операции докторов из Казани при деформации грудной клетки. «Казалось бы, воспользовались открытой хирургией, когда разрезается кожа, но с другой стороны, они не делают те огромные травматичные операции классической хирургии», — добавил профессор Паршин.

Владимир Паршин рассказал, что весь первый день симпозиума посвящен мастер-классам, а на второй — будут доклады из Европы

— Скорее всего, во всех докладах будем возвращаться к ситуации, которая есть на сегодняшний день. Мы до сих пор еще не знаем, как оперировать в условиях ковида, когда можно оперировать тех, кто перенес коронавирусную инфекцию. Больные продолжают болеть и другими заболеваниями и их надо лечить, у нас нет жестких критериев, как когда оперировать, и все отдано на откуп и ощущениям хирургических бригад. Думаю, пройдет полгода или сколько-то месяцев, и какие-то правила игры будут разработаны, — обратил внимание специалист в торакальной хирургии.

По его словам, такие симпозиумы дают толчок в регионах, люди начинают долбить свою администрацию, и провинциальные школы во многих областях медицины опережают столичные.

«Технологии дорогие, мы никуда от них не денемся. Медицинская помощь будет все дороже и дороже, надо это признать, но оставаться на уровне 1980-х годов, когда хирург делал все своими руками и нитками — только на поле боя такое сегодня возможно», — добавил Владимир Паршин.

1/31
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Екатерина Аблаева, фото: Максим Платонов
ОбществоМедицина Татарстан РКБ МЗ РТ

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 26 фев
    Новые технологии уже давно надо вводить и применять! Молодцы, что начали
    Ответить
  • Анонимно 26 фев
    Вот такие моменты сейчас так сильно освещают. А раньше каждый день было какое то открытие
    Ответить
  • Анонимно 26 фев
    Ого, класс
    Ответить
  • Анонимно 26 фев
    Желаю нашим врачам побольше выздоровевших. Новые технологии- всегда хорошо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии