Новости раздела

Салихзян Хакимов: «Авторитет автобусного водителя угасает на глазах»

Истории водителя автобуса о людях, работе и жизни

Салихзян Хакимов: «Авторитет автобусного водителя угасает на глазах»
Фото: Людмила Губаева

Вот уже 35 лет в казанском ПАТП №2 работает Салихзян Хакимов, Салих-абый. А до этого было еще 12 лет стажа за баранкой. В его багаже — работа бригадиром и водителем автобусных маршрутов, десятки тысяч километров за спиной, смешные случаи и стрессовые ситуации, 42 года семейной жизни и много-много жизненного опыта. А еще в его активе — две важные награды: звания заслуженного работника транспорта Республики Татарстан и Российской Федерации. О румынских рэкетирах и бокале шампанского с Минтимером Шаймиевым, о лихих девяностых в салоне автобуса и о забывчивых школьниках, о жизни человека, влюбленного в свое дело, — в очередном портрете «Реального времени».

«Обычно меня тут Салих-абыем называют»

Когда слышишь фразу «заслуженный работник транспорта Республики Татарстан со стажем работы в 47 лет», ожидаешь увидеть серьезного патриарха с усталым лицом. Когда встречаешь моложавого, подтянутого мужчину с веселым прищуром — сразу как-то расслабляешься: разговор, кажется, сложится.

— Обычно меня тут Салих-абыем называют. В это АТП я пришел работать в 1986 году, — рассказывает «патриарх». — Тогда оно еще только строилось, до этого у нас гараж был на Седова. Был я тогда бригадиром маршрута №40 — он ходил от Дербышек до Халитова. Маршрут был короткий: ногу отпустил — уже на конечную приехал. Там поработал лет 5, потом, когда открывались новые маршруты, переходил на них. 85-й маршрут начинался от проспекта Победы и заканчивался на Волгоградской. Это были первые и единственные такие автобусы — они как такси ездили. Это были ЛАЗы…

Стаж работы Салихзяна Хакимова за рулем начинается с 1974 года. Начинал он на геофаке университета — возил студентов на полевую практику.

— И тайгу объездил с ними, и Татарстан весь, и казахстанские степи, — рассказывает он. — Были в Кировской области, в Коми АССР, в Архангельской области… Они изучали магнитное поле Земли. А я грибы в тайге в это время собирал. Мы там белых грибов наелись… Мох поднимаешь — стоит только одну шляпку увидать, так всё. Никакие другие грибы не брали — только белые.

В 2000 году Минтимер Шарипович присвоил мне звание заслуженного транспортника Татарстана. В 2013-м Халиков вручил уже путинское поздравление — и я стал заслуженным «российским». Я пока тут один такой

Потом была армия, Салихзян два года возил командира дивизиона — спасибо водительскому стажу, полученному в университете. После армии был медико-инструментальный завод, потом горисполком… Во время работы в исполкоме Хакимов получил кооперативную квартиру. Уже пошли дети, нужна была более денежная работа.

Так и пришел он в АТП в 1986 году. И с тех пор с ним не расставался.

— В 2000 году Минтимер Шарипович присвоил мне звание заслуженного транспортника Татарстана. В 2013-м Халиков вручил уже путинское поздравление — и я стал заслуженным «российским». Я пока тут один такой, — с гордостью улыбается Салих-абый.

«Вас приветствует румынский рэкет»

В 1992 году Казань закупала в Турции новые автобусы на городские маршруты — реформа с красными автобусами была не первой попыткой облагородить «лицо» общественного транспорта. Турецкие «Мерседесы», сотрудники казанских АТП пригоняли из Стамбула своим ходом. Людей привозили из Казани в Москву автобусами, а оттуда челночный автобус вез их в Стамбул. В Турции казанцы ходили на завод, слушали подробные рассказы о том, как работают их будущие «лошадки». Потом турки гнали «Мерседесы» до турецкой границы, а оттуда наши водители сами везли их в Татарстан. Салихзян Газизович тоже несколько раз ездил в такие рейсы — за 1992—1993 годы в Казань привезли около двух сотен таких автобусов.

Всякое бывало в этих поездках. Салих-абый рассказывает:

— Видели мы пол-Европы — Румынию, Болгарию, Украину, Белоруссию. На границах порой бывали проблемы. Как-то в 1992 году болгарскую границу переезжали. И тут автобус заблокировали в кольце легковых машин, к нам зашли какие-то молодцы и сообщили: «Вас приветствует румынский рэкет, с вас по 20 долларов с человека». Мы говорим: «Мы не можем вам дать по 20 долларов, у нас денег впритык, только на солярку». Они отвечают: «Ну как хотите, мы тогда вас дальше не пустим». А мы смотрим в окошко: у них там автоматы лежат на задних сиденьях. Пришлось отдать, куда деваться… На обратном пути искали, где подешевле можно солярку взять. До Минска нам хватило. Но и есть ведь охота было… В Минск прилетел наш курьер с деньгами. Вот праздник был у нас! И заправили полные баки, и наелись от души. И поехали дальше домой.

Дальше была еще одна попытка «рэкетнуть» казанских водителей — в Смоленске. Но экипаж автобуса вспомнил, что везет из Турции… сабли в виде сувениров.

— Достали сабли, взяли одного из них за руки, и говорят наши ребята один другому: «Ну давай, руби ему уши». Тот, бедолага, вырвался и убежал. Больше потом до самого дома происшествий не было.

Видели мы пол-Европы — Румынию, Болгарию, Украину, Белоруссию. На границах порой бывали проблемы...

В Турции казанцев удивило наличие магазинов в каждом доме. Салих-абый вспоминает, что изумлялись: откуда же они выручку берут? И, конечно, незабываемым оказался стамбульский базар. Правда, не в очень хорошем смысле:

— Там, в Стамбуле, были очень хорошие карманники. Ребят наших там обчищали только так. И меня тоже хорошенько обчистили. Я деньги держал в руках в кармане. И воры там сценку разыграли: как бы дерутся друг с другом, потихоньку ко мне подходят. Я руки-то вынул из кармана: «Чего ты, — говорю, — на меня идешь?» А тут еще кто-то сзади подлетел, толкнули меня в спину и убежали. Смотрю: а денег-то и нет… Плакали мои кожаные куртки, которые хотел купить. Пришлось без куртки домой приехать…

«Ширпотреб китайский — он и есть ширпотреб китайский»

Турецкие «Мерседесы» безотказно проработали много лет.

— Тогда мы и узнали, что действительно бывают хорошие автобусы, — рассказывает Хакимов. — Они могли битком набиться, а мы их в управлении вообще никак не чувствовали. Нам казалось, это был космос после ЛИАЗов. Праздником стали эти автобусы.

Салих-абый вспоминает, что эти машины прекрасно работали и зимой, в отличие от красных «китайцев», которые появились в Казани в нулевых. Потом работали на НЕФАЗах, затем в Елабуге начали выпускать «Барсы», потом была реформа.

— Когда в Казани появились красные автобусы — первую зиму их стало втрое меньше. Были уж «китайцы» они. Потом, когда пришли белорусские МАЗы, они нас здорово выручили. НЕФАЗы более или менее хорошие тогда ездили. А китайские мы списывали-списывали, они так и не оправдали себя. Это же как всегда: ширпотреб китайский — он и есть ширпотреб китайский. Сейчас-то ситуация меняется — но они говорят: платите нам другие деньги, мы вам как в Европе сделаем. Бизнес ведь такой, они хотят дешевле взять, дороже продать… А страдает тот, кто приобретает.

ЛИАЗ, на котором работал Салихзян Хакимов

«Салих-абый, привет!»

А потом подошло время выходить на пенсию. Но просто так из ПАТП не уйдешь — особенно, если бодр и молод душой. «Свежих пенсионеров» в ПАТП сажают на спокойную работу — водить школьные автобусы. И сейчас Салихзян Газизович — бригадир группы из 16 школьных автобусов. Они возят детей в Дербышки из прилегающих пригородных поселков, из Борисково, в 186-й многопрофильный лицей — из Столбище и Усадов… Сам Салих-абый работает и со школой для детей с ограниченными возможностями — возит тех ребят, которые подальше живут и которых не могут отвозить в школу родители.

Хакимов признается: детей возить, конечно, легче, чем пассажиров обычного общественного транспорта. Вот уже 8 лет он их не только доставляет до места, но и воспитывает:

— Хулиганят, конечно, на то они и дети. Смешные такие. «Салих-абый, привет!» — кричат, заходя в автобус. А я их воспитываю: «Ноги отряхните, заходите когда. Не шумите, не деритесь». А то они ведь порой драться друг с другом начинают. Тут под Новый год недавно заплакал мальчик: «Мне подарок не дали». Я ему говорю: «Не плачь, сейчас придет учительница, принесет тебе подарок». Успокоил его. У меня ведь и первоклашки ездят, и до 8-го класса. Есть детишки незрячие, их сажают родители, я потом помогаю с ними, как в школу привезу. С детьми намного лучше работать, в общем. Зато вот уже 66 лет мне, а я все еще за рулем….

У меня ведь и первоклашки ездят, и до 8-го класса. Есть детишки незрячие, их сажают родители, я потом помогаю с ними, как в школу привезу. С детьми намного лучше работать, в общем

Летом, когда дети на каникулах, многоопытные ветераны наставляют новичков в автошколе для водителей, которые должны сдавать на права категории D. После экзаменов выезжают с новенькими на маршруты — смотрят, правильно ли те заезжают в «карманы», закрывают ли двери перед тем, как тронуться, соблюдают ли правила, придерживаются ли графика.

— Обязательно учим, как обращаться с людьми, кому и как объяснять, что они не правы. Где-то надо быть построже, а где-то хватает пары мягких слов. Или вот некоторые бабушки, например, просят высадить не на остановочной площадке — ноги болят, руки болят, идти далеко. Если там есть удобное место, чтобы ей было безопасно, — иной раз и высадишь, жалко же. Идешь на уступки, мы же все-таки люди…

Медики разрешают водителям работать максимум до 70 лет. Потом придется уходить на пенсию. Салихзян Газизович уверен: найдется, чем заняться. На даче всегда работы много, шутит он.

«Бывали случаи в 90-х, когда ближе к концу маршрута нападали на кондукторов, выручку забирали»

Со взрослыми пассажирами бывало, конечно, всякое. Вот как выглядит распространенный среди хитрых пользователей лайфхак — глазами водителя автобуса:

— Бывает, пассажир утром приходит на 45-й маршрут, садится. У нас первый рейс, они дают крупную купюру — допустим, пятитысячную. Откуда у нас сдача? А он отвечает: «Это не моя проблема, у вас должно быть. Пусть кондуктор пойдет в магазин и разменяет мне сейчас». Я говорю: «С какой стати она должна с твоей крупной купюрой идти в магазин? А вдруг она у тебя фальшивая? Ее заберут, а ты что, в стороне останешься? Нет, товарищ, или плати, или выходи на следующей остановке. Разменяешь сам, сядешь снова в автобус». А они надеются на то, что это будет такой проездной у них. И думают, что неделями будут ездить с этой купюрой. Много таких было — они и устраивали конфликты, и жаловались в управление. Там девчонки сидят, разбираются. А я им сразу звонил и объяснял, за что приходилось высаживать человека.

Вот в Новый год хорошо было, я ни разу не жалел, что работал в новогодние смены. Люди все веселые, добрые, все платят! Поздравляют тебя, там почти два плана делаешь, пока приезжаешь. А потом постепенно настрой теряется, числу к пятому января

Салих-абый рассказывает, что никогда не высаживал безбилетных школьников и кондуктору запрещал это делать. Поэтому были у него и, так сказать, постоянные клиенты-зайцы: те дети, которые точно знали, что вот этот водитель — не высадит.

Притча во языцех — пьяные и агрессивные пассажиры. В этом случае водителю приходится принимать сложные решения.

— Был как-то случай, когда я сам продавал билеты, еще в ту пору, когда автобусы на выход открывали только переднюю дверь, помните такое время? И вот на остановке «Роддом» открываю переднюю дверь, а мне сзади один нетрезвый товарищ кричит: «Бабай, открой дверь, ты чего... там?» Грубит. Я ему говорю: «Ну ты подойди к передней двери, покажи свой проездной документ». И он начинает: «А ну-ка давай выйдем, будем с тобой разбираться». А позади него сидел молодой человек в камуфляже — то ли милиционер, то ли военный, не знаю, — да как даст ему… «Сиди, бабай», — говорит. И тишина! До конца маршрута доехал — в салоне никто ни разу не пискнул! Оплачивают все прекрасно, за билеты передают как никогда! Вот хорошо как, думаю… Еще один пьяный с кондуктором начал драться. И тоже мне кричит: «Айда выйдем!» А я чего с ним буду драться? Я с ним не справлюсь, он здоровый такой бугай. Дело было в Аракчино. Я схитрил. «Выходи, — говорю, — сейчас выйду к тебе». Он вышел, а я взял двери закрыл да и уехал. Бывали случаи в 90-х, когда ближе к концу маршрута нападали на кондукторов, выручку забирали. Приходилось милицию вызывать… Но сейчас уже такого нет. Тогда был беспредел.

Но есть в работе водителя и откровенно светлые моменты — и, как ни странно, это праздники! Салихзян Газизович рассказывает, как 1 января бригадиры и начальники в ПАТП с утра уже дежурили на предприятии. Мало ли, какой водитель на маршрут не выйдет. И если такое происходило — прикрывать маршрут приходилось самим, надо было садиться и ехать.

— Вот в Новый год хорошо было, я ни разу не жалел, что работал в новогодние смены. Люди все веселые, добрые, все платят! Поздравляют тебя, там почти два плана делаешь, пока приезжаешь. А потом постепенно настрой теряется, числу к пятому января, — смеется Салих-абый.

С 1978 года женаты, по 66 лет обоим, а она все ревнует, никак не успокоится

«Отношение к водителям автобуса у людей стало намного хуже»

Когда Хакимов только начинал работать бригадиром, приходилось все делать вручную: и контролировать, и выписывать водителям путевые талоны, и на бумажке чертить график отпусков. Сегодняшние времена отличаются от восьмидесятых и девяностых, как небо от земли. Появились компьютеры, системы спутникового слежения указывают водителю, в какое время он должен быть на следующей остановке, ориентироваться всем и во всём гораздо проще. Удобнее стало работать и с появлением кондукторов: многие из нас помнят и времена компостеров в салоне, и тот самый сакраментальный «выход через переднюю дверь», «На билеты передаем водителю»...

Изменилось многое. А изменились ли пассажиры за прошедшие 35 лет? Салихзян Газизович с сожалением констатирует:

— Изменились, и очень сильно. Раньше люди относились к водителям автобуса более или менее уважительно, одобрительно. А сейчас все потерялось, отношение стало намного хуже. Это, наверное, идет из-за того, что вот сейчас эти гонки устраивают… Авторитет автобусного водителя угасает на глазах. В интернете если почитать — там сплошное «Вот уж эти красные автобусы!». Но ведь в основном у нас хорошие водители работают! Тех, кто не подходит, мы всегда стараемся убирать с маршрутов. Сейчас ведь это удобно отслеживать — жалобы поступают сразу. Начинаем работать с человеком. А если уж не понимают — тогда уж прощаемся с ними, конечно.

Вообще, по рассказам сотрудников ПАТП, дефицит водителей есть всегда. Сейчас по всем автотранспортным предприятиям в Казани 1200 открытых вакансий кондукторов и водителей.

— Их и раньше особо не хватало — никогда в отдел кадров очередь не стояла, — говорит Хакимов. — У меня как у бригадира бывали трудности по месяцу-два, когда людей не хватало. Выкручивался как-то. А потом находил хороших ребят. Если были какие-то разовые проблемы — мы наставляли на путь истинный, перевоспитывали. И сейчас так же поступают.

Во время беседы с корреспондентом «Реального времени» Салихзяну Газизовичу кто-то звонит. Сбросив несколько раз звонок, он все-таки в итоге берет трубку: «Погоди пока, вопросы решаю». Потом с улыбкой объясняет: жена звонит, спрашивает, почему он домой не идет до сих пор.

— С 1978 года женаты, по 66 лет обоим, а она все ревнует, никак не успокоится. Из армии я пришел — рядом было женское общежитие. Конечно уж, гуляли мы с девчонками оттуда. Она четвертая была уже по счету, с кем я встречался, — и она единственная смогла меня окрутить.

Салихзян Хакимов с дочерью и женой

У Хакимовых двое детей — сын работает прорабом-дорожником, чтобы отцу ездилось легче. Дочка — менеджер на КМИЗе. Внуки, внучки, дача… Салих-абый очень доволен тем, как сложилась жизнь, только хочет, чтобы все были здоровы.

«Хоть раз в жизни с президентом шампанского выпил!»

Заслуженный работник транспорта Татарстана хранит в памяти тот день, когда его поздравлял президент республики, тогда им был еще Минтимер Шаймиев.

— Он к каждому из нас подходил поздравлять. И меня все потом спрашивали: «А чего он с тобой так долго разговаривал?» Ну я отвечал: спрашивал, как здоровье, как автобусы работают, как люди на рост цен реагируют. Тогда как раз цены на билеты подросли. «Все нормально, — говорю, — Минтимер Шарипович».

Потом нас всех пригласили на фуршет. А на нем чего только не было! Фрукты, закуски, шампанское. А я за рулем, как назло. Глаза разбегаются, а мне же нельзя. Ну, думаю, ладно. Сейчас с краешку пристроюсь и незаметно уйду пораньше. А тут Минтимер Шарипович заходит, да возьми и встань около меня с бокалом. И я подумал: «Была не была! Что я теперь — не смогу с президентом чокнуться и выпить?» И чокнулся, пригубил немного. Хоть раз в жизни с президентом шампанского выпил!

А заслуженного России в Кремле мне Халиков давал. Ждали, думали, Рустам Нургалиевич придет... Ладно, думаю, Халиков так Халиков. Какие мои годы — может, меня еще и поздравит президент!

Людмила Губаева, фото автора
Общество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 07 фев
    С удовольствием прочитал.
    Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Хороший разговор.
    Но рекламой проблему недостатка водителей не решить - она в краснобусах (муниципально - "частном" транспорте).
    Наряду с краснобусами, которые, возможно, на некоторых маршрутах и нужны, необходимо создать условия для развития частного общественного транспорта
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Нет таких уже, люди советского воспитания сильно отличаются от нынешнего поколения
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Дети девяностых, которые сейчас у руля - сами понимаете что из себя представляют, притом что не они в этом виноваты время было такое
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    причем тут девяностые?! вы быдло в автобусе видели среди пассажиров? Они ведь когдукторов и водителей за людей не считают, волком на них смотрят, а автомобилисты? Выделили смехотворную автобусную полосочку и на той ездить невозможно - то снег лежит, то машины припаркуют особо одаренные. А стоит автобусу выехать на автомобильную полосу - все, персона нонграта, забибикают до смерти. Никаких нервов не хватит.
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Какое же теплое душевное интервью!
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Счастливый человек : крепкая семья, одна профессия. Молодец
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Я лаже не знал, что заслуженный транспортник бывает. А за что такое звание дают? Просто за стаж?
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    на геофаке-то работенка интереснее была, чем просто за рулем маршрутки
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии